понедельник, 19 Ноября, 2018

Подробно

Миф о геноциде черкесов-II

Николай Севостьянов
15.05.2013 - 00:10
Миф о геноциде черкесов-II

В современном мире пересекающихся информационных потоков организовать пропаганду не так сложно. Для этого не нужно ни телеканал, ни многотысячный тираж. Не нужен даже радиоэфир. Всё, что нужно – это желание и красивая легенда. Ну и, конечно же, спонсор. Особенно хорошо, когда этот спонсор стоит на уровне государства. Тогда у вас будет всё – веб-сайты, их раскрутка, деньги на социальные сети. Именно они являются идеальным инструментом для любой агитации. Достаточно закинуть любой бред в несколько популярных пабликов, и «перепосты» разнесут этот бред по всей сети. Главное – правильно выбрать тематику. Называть черное – белым, а преступника – героем. И врать как можно наглее. Например, говорить, что Расул Мирзаев никого не убивал. А кто тогда убил? Асфальт. Или то, что ислам – самая мирная религия. А если кто-то напомнит, что 99% террористов – мусульмане, то можно сказать, что все они – агенты спецслужб, нанятые, чтобы «дискредитировать религию мира и добра».

Но самое эффективное – это информационная кампания, построенная на прошлом. Тут уже можно доказать всё, что угодно. Уже через пару десятилетий любое событие становится настолько далеким, что ему можно придать любую форму, а цифрам – любой масштаб. Это возможно по любому вопросу. В сети доступны тысячи «документов», где можно прочесть, что Русь существует десять тысяч лет. Или что Сталин перебил сто с лишним миллионов. Или что Саддам Хусейн с Марса. И если подобная ерунда занимает только психологов и шизофреников, то по линии сказочных «геноцидов» всё куда серьезнее.

Только на этом поле можно сделать себе имя политика. А заодно неплохо обогатиться. У всех перед глазами пример Израиля, который не только сумел превратить «холокост» в подобие религии, но заодно заставил каяться и платить весь остальной мир. И если кому-то уже удалось создать государство на основе мифа, то почему бы и другим не пойти по тому же пути? Этот пример слишком заразителен, чтобы у него не нашлось новых последователей. Они появляются по всему миру, выбирая в качестве цели те страны, которые имеют конкурентов на международной арене. Последние и становятся спонсорами очередной лжи.

Россия с её непростыми отношениями с соседями по планете – и в самом деле, желанный объект для подобной работы. Запущенный в 90-е годы, этот механизм рождает новые сказки с интервалом в несколько лет. Сначала все мы услышали о «голодоморе» как о страшном русском преступлении. И никто в мире не спросил, какое отношение к русским имеют люди по фамилии Ягода и Джугашвили. Потом нам поведали о «русской оккупации» Прибалтики. А то, что вся экономика этих республик создавалась за счет выкачивания ресурсов из РСФСР, оказалось несущественным. Несущественным оказались и десятки тысяч русских, которых дудаевские боевики вырезали с 1991 по 1994 годы.

Изнасилованные школьницы, семьи, убитые в своих квартирах, беременные русские женщины, которым вбивали кол между ног – никого на Западе это не волновало. Зато сколько воплей мы услышали, когда российская армия попыталась пресечь этот беспредел. И каждый раз всё это подавалось как «геноцид». Геноцид украинцев. Геноцид прибалтов. Геноцид чеченцев...

Не так давно появилась еще одна сказка. На сей раз – про «геноцид черкесов». Здесь подход куда оригинальнее, прежде всего, потому, что данная легенда выдумана от начала до конца. Если где то еще можно взять реальные факты и обработать их в нужную сторону, то эта история написана с чистого листа. А отсутствие фундамента компенсируется историческим фоном. В качестве него выбрана Россия XIX века. Период, настолько далекий, настолько искаженный советскими историками, что в него можно засунуть любую ложь, и она тут же обретет реальные черты. На этой благодатной почве любое вранье можно сделать основой для монографии, а любой миф – базисом для научной дискуссии. И первая стадия подобной мистификации – это создание эффектных тезисов, которые потом можно будет повторять как заклинание.

Другое дело, что реальность тем и отличается от легенды, что все атрибуты последней легко разбиваются о простейший исторический анализ. Итак, что же нам предлагают авторы «черкесского эпоса»?

Тезис первый. «Обособленный этнос». Именно так пытаются позиционировать себя автора мифа. Они пытаются выделить себя как отдельный, независимый народ. Возможен ли такой подход? В истории можно найти сотни примеров формирования одних наций на основе других. Но в каждом случае у подобного разделения имеется глубокий исторический фундамент. Это либо очень сильная деформация местного диалекта (украинцы), либо смена религии (боснийцы), либо географическая изоляция (буры). Что касается «черкесов», то у них есть только название и огромное желание заявить о себе всему мира. В то время как реально существующий этнос – это адыги. У этого народа одна религия, одна культура и один язык. И абсолютно разные цели. В то время как одна часть народа живет на своей земле и имеет суверенную республику в составе Российской Федерации, другая часть этноса формирует диаспору за рубежом. «Черкесы» – не более чем синоним. Однако его эксплуатация является ключевым моментом во всей этой мистификации...

Поскольку тезис второй – это «депортация». Под этой окраской авторы мифа и пытаются всучить придуманный ими «геноцид». Даже тут мы видим подмену понятий. Хотя любая депортация не имеет ничего общего с истреблением, на этой почве можно неплохо развернуться. Что мы и наблюдаем. Но что такое депортация? Это четко организованное и принудительно проводимое выселение народа. Как правило, еще и поголовное. Имело ли место нечто подобное в 19 веке? Нет. В истории Российской Империи нельзя даже чего либо, хотя бы отдаленно напоминающего депортацию. Государство, при всех его недостатках, никогда не проводило политики, основанной на этническом факторе. Наоборот, именно многонациональный характер Империи воспринимался её правительством как несомненный плюс. Но выбирая царскую Россию объектом мистификации, её авторы забывают о том, что предельная централизация страны требует такого же уровня документации. И архивы Империи дают полную картину того, что происходило на её рубежах. В том числе того, каким образом часть адыгов оказалось за пределами своей Родины.

Третий тезис этого мифа говорит о том, что это стало следствием «войны и захвата земель». На деле – имел место военный ответ на постоянные набеги, убийства и грабежи. Причем ответ, которого Россия пыталась избежать. Фактически, это была контртеррористическая операция. И что самое важное – основными сторонниками её проведения были именно сами адыги, точнее та их часть, которой надоело жить в условиях перманентного феодального беспредела внутри адыгейского общества. В этой связи любые разговоры об «оккупации» выглядят просто-напросто неадекватными. В ходе операции потери были ниже, чем за один лишь год грабежей и набегов. А после её проведения Россия даже не посчитала нужным оставить на Кавказе войска.

Царское правительство не видело смысла в каком-либо изменении культуры или религии. Единственным условием было мирное сосуществование.

Но в этот момент в силу вступили сразу три обстоятельства. Во-первых, по времени всё это совпало с ключевыми реформами в Центральной России, что сразу же породило неприязнь в среде адыгейской элиты. Горские «князья» прекрасно понимали, что в рамках европейской державы местный рабовладельческий строй обречен на слом. И это напрямую угрожало тем, кто обладал наибольшим влиянием в обществе. Во-вторых, нельзя забывать об Османской империи, лидере исламского мира, чьи позиции всё еще были сильны, но экономика которой начинала стремительно угасать. И в-третьих, и это самое главное, единственным результатом военной операции стало то, что огромная часть горских племен «осталась без работы». Грабить и убивать оказалось куда легче и прибыльнее, чем заниматься земледелием.

Результатом сочетания этих трех факторов и стал тайный договор между Османским правительством и адыгейской элитой. Последней было гарантировано сохранение влияния при условии переселения в Турцию. А самим адыгам была обещана интеграция в высшие слои турецкого общества. Конечно же, это было ложью. Но выяснилось это лишь потом. А в тот момент на Кавказе развернулась беспрецедентная агитационная кампания, которая обернулась полным триумфом Османской Империи. Ей удалось заполучить такое количество переселенцев, что это надолго решило проблему дешевой рабочей силы.

Тезис четвертый и последний – «запрет на возвращение». Этим идеологи «геноцида» пытаются оправдать сохранение диаспоры. В российских архивах можно найти тонны документов, которые посвящены попыткам Российской Империи вернуть хотя бы часть тех, кто покинул свои земли в результате турецкой пропаганды. Почти все эти усилия оказались тщетными – во многом благодаря жесткой позиции Османского правительства, которое де-факто ввело запрет на выезд за пределы страны, а во многом из-за того, что «черкесская» элита довольно быстро поняла, что её «кинули». Только признаться в этом было равносильно самоубийству. Тогда и появилась сказка о том, что не Турция пыталась заполучить «гастарбайтеров», а «православная Россия желала избавиться от мусульман». Сегодня абсурдность подобного выпада видна каждому, кто имеет хоть малейшее представление о нашей стране. Но в тот момент это стало идеальной отговоркой для тех, кто заманил свой народ в ловушку.

В итоге эта ложь и стала той почвой, на которой произрастают мифы о «геноциде черкесов». И никого не волнует, что именно авторы этих мифов и украли Родину у своих же соплеменников.

Читайте нас в Фейсбуке и ВКонтакте

Через три века Россия должна защитить православных на Украине
Руслан Устраханов
Об этом рассказали британские политологи
Николай Телепнев
Правда и ложь о ленинакано-спитакской катастрофе
Владислав Шурыгин
Каратели режима Хорти на службе НАТО
Олег Назаров
Беседа с православным журналистом Иваном Вагановым
Отдел информации
Арест экс-главы Серпуховского района продлен до 13 февраля
Отдел информации
Американские СМИ: Россия сократила роль доллара в своей экономике
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования