понедельник, 29 Августа, 2016

Подробно

Польские душители свободы

26.03.2013 - 23:45
Польские душители свободы

Польское легионерское движение – явление весьма самобытное, прочно вошедшее в антологию польского патриотизма. Размах этого движения был довольно внушительным. Например, введённым при Пилсудском орден «Крестом польских легионеров из Америки» за 7 лет были награждены 25 000 добровольцев-поляков, прибывших в Польшу из Канады и США.

Легионерское движение имеет долгую историю, и впервые зародилось в 1770-е гг., когда в Турции появились польские военные отряды. География деятельности польских легионов обширна – от Португалии, где они намеревались выступить на стороне претендента на португальский престол Педру I до Гаити, где с помощью польских союзников Наполеон пытался подавить восстание чернокожих рабов.

Наплыв польских «диких гусей» в иностранные армии совпадал с неудачными выступлениями поляков против Российской Империи.

В 1796-1797 гг., сразу после неудачного восстания Костюшко в 1794 году польские легионы вливаются в армию Ломбардской республики, появившейся на карте в результате Итальянского похода Бонапарта.
1799-начало 1800-х – участие польских легионеров в боевых действиях в Италии и Германии на стороне Наполеона.

1801 г. – участие в подавлении восстания чернокожих невольников на Гаити, куда польские легионы были посланы Наполеоном в помощь французским колониальным войскам.

1805-1807 гг. – польские легионы снова на стороне Бонапарта сражаются в Италии.

1806-1807 гг. – легионы сражаются на стороне Бонапарта против Пруссии и России.

1808 г. – кровавое подавление поляками и французами освободительной войны испанского народа против Наполеона.

1812 г. – известна степень участия польских легионеров в походе «корсиканского чудовища» в Россию.

Венгерская революция 1848-1849 гг. – на стороне венгров воюют польские легионы под командованием Юзефа Бема и Юзефа Высоцкого. Большинство легионеров – участники Ноябрьского восстания 1830 г. в Польше и те, кто готовил несостоявшееся восстание в 1846 г.

Романтическое название «Венгерская революция» не совсем уместно, так как свобода венгров оборачивалась закабалением иных народов – словаков, румын, сербов, угрорусов.

Национальный поэт Венгрии и пламенный её патриот Шандор Петёфи был наполовину сербом, наполовину словаком, но ему приписывают сравнение национальных меньшинств Венгрии с язвами на теле государства.

Правитель революционной Венгрии в 1848-1849 гг. Лайош Кошут был наполовину словаком, наполовину немцем. Его дядя был словацким патриотом, но Лайош не только не считал себя словаком, но даже отрицал существование отдельного словацкого народа. Известно и о венгерских репрессиях против угрорусского населения, вплоть до попыток убийства угрорусских активистов, как это случилось с Адольфом Ивановичем Добрянским.

1853-1856 гг. – участие польских легионов из т.н. Славянского легиона под командованием Михала Чайковского, принявшего ислам и имя Садык-паша, в Крымской войне. Тогда сербы и болгары, изнывая под турецким игом, желали победы единоверной России, а в рядах русской армии было множество добровольцев из балканских стран (одних только болгар – более 3 тысяч).

Польские легионеры Чайковского укрепляли турецкое владычество в сербском Косово, в Болгарии, Румынии и Греции. Более того, Чайковский предлагал султану Абдул-Меджиду захватить христианские Армению и Грузию.

1866 г. – в Прибайкалье вспыхивает Кругобайкальское восстание. Около 700 ссыльных поляков организовали т.н. Сибирский легион вольных поляков и провозгласили лозунг «За нашу и вашу свободу!». Цель-минимум: бежать через Монголию и Китай в Европу. Цель-максимум: спровоцировать отделение части Сибири от России с опорой на местных бурят. Но именно с помощью конных бурят казачьи отряды уничтожили Сибирский легион вольных поляков у деревни Мишиха, и неуклюжая попытка столкнуть лбами русских и местные сибирские народы провалилась.

1877 г. – Россия объявляет войну Османской империи после жестокого подавления турками Апрельского восстания в Болгарии. Болгары называют эту войну освободительной, а Апрельское восстание – одно из центральных событий болгарской истории, очередной кровавый этап на пути к освобождению от мусульманского ига. В восстании погиб национальный герой Болгарии поэт Христо Ботев – болгарский Адам Мицкевич. Тогда же формируется Польский легион в Турции, который состоял из европейского и азиатского отрядов. Азиатский отряд воевал на Кавказе, европейский, состоял из 65 бойцов, участников польских восстаний 1830 и 1863 г., и участвовал в боях на Балканах.

Параллельно польская эмиграция в Константинополе контактировала с английской резидентурой, получая от неё деньги для антироссийского восстания в Польше. Получивший от англичан деньги Адам Сапега решил использовать средства для проведения диверсий в тылу российской Дунайской армии: поход отряда венгерских и польских добровольцев (1400 венгров и 450 поляков) в Сербию по тылам российских войск. План не удался, но обращает на себя внимание готовность польских диверсантов пожертвовать свободой сербов ради мечты Великой Польши «от моря до моря».

С началом русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на службе у турок оказались диктатор Январского восстания 1863 года Мариан Лангевич (Ланги-бей), активные легионеры Теофил Лапинский (Теффик-бей), подстрекавший кавказских горцев к войне с Россией, Владислав Костельский (Сефер-паша), организатор турецкой кавалерии, и Константин Божецкий (после принятие ислама – Мустафа Джелаледдин-паша, прадед турецкого поэта-коммуниста Назима Хикмета, похороненного в Москве) и погибший в боях с черногорцами, инженер Кароль Бжозовский, в интересах турецкого султана исследовавший земли Курдистана, врач Владислав Яблоновский, осевший в Багдаде при турецком гарнизоне, и добровольцем отправившийся с турецкой армией воевать против армян.

Польская политическая эмиграция, состоящая из участников неудавшихся антироссийских восстаний, пыталась содействовать сближению болгар с Ватиканом – вплоть до унии – то есть работала над изменением духовного облика болгарского Православия.

Польская эмиграция грезила конфедерацией южнославянских народов с опорой на Речь Посполитую, подталкивая болгар и сербов к соглашательству с турками, пытаясь сформировать в среде сербской и болгарской интеллигенции прослойку протурецких коллаборационистов.

Задолго до 1870-х гг. в составе турецкой армии было немало выходцев из Лехистана (так турки называли Польшу) – командир польского отряда, участвовавшего в оккупации Македонии и Ливана Михал Чайковский (уже упоминавшийся), погибший в сирийском Алеппо в бою с арабами ветеран Польских легионов в Венгрии тоже уже упоминавшийся Юзеф Бем (Амурат-паша), а также бывший адъютант Бема в Венгерскую революцию 1848 г., участник походов персидской армии и участник боевых действий турецкой армии против черногорцев, грузин и в качестве губернатора Багдада против арабов Ирака, Антоний Линский (Мехмет Искендер-паша), который начинал карьеру командиром полка турецких жандармов и др.

В польской историографии польские восстания и польские легионы увязываются в единую идеологическую связку. Сюда эффектно наслаивается лозунг польских повстанцев 1794, 1830, 1863 годов «За нашу и вашу свободу!», придающий деятельности легионеров облагораживающий тон.

Но:
1) Намеренно игнорируется тот факт, что польские легионы пытались добыть свободу Польше через порабощение иных народов.

Само желание сконструировать Речь Посполитую от Балтики до Чёрного моря уже предполагало уход под польскую власть народов и территорий, никогда этническим полякам не принадлежавших.

Кроме того, исторические факты свидетельствуют о соучастии польских повстанцев, сбивавшихся в легионы, в подавлении освободительных выступлений христианских народов (армян, грузин, болгар, румын, сербов, черногорцев), а также народов других вероисповеданий (курдов, арабов, гаитян).

Легионерство напоминает тактику современных исламистов, курсирующих от войны к войне. И цель у них была общая: и те, и другие в России и Православии видели врага. Но если мотивом исламистов, по крайней мере, декларируемым, являются религиозные соображения (война за торжество ислама), то для польских легионеров религиозный фактор не был решающим, и часто легионеры помогали мусульманам подавлять христиан, и наоборот.

2) Иногда доходит до своеобразного исторического подлога, когда, например, факт перехода на сторону гаитянских рабов нескольких десятков поляков, из более чем 5-тысячного польского легиона, выдаётся за основу деятельности польских солдат в составе французской колониальной армии в заморских владениях Парижа.

Это всё облекается в мифологическую формулировку, будто поляки генетически неспособны безучастно наблюдать за подавлением свободы других народов, и лозунг «За нашу и вашу свободу!» не имеет географической ограниченности.

Факт участия подавляющего большинства легионеров (более 95%, так как считается, что на сторону гаитян перешло не более 200 поляков) в расправах над рабами пропускается.

Это не более чем миф. Тот же классик польской литературы Адам Мицкевич в «Пане Тадеуше» посвятил генералу Владиславу Яблоновскому, командовавшему поляками на Гаити, следующие строки: «… с легионом Дуная там вождь негров громит, и вздыхает об отчизне». («… z legiją Dunaju tam wódz Murzyny gromi, a wzdycha do kraju»). И, писал, не особо терзаемый внутренними противоречиями.

3) В государственном гимне Польши есть такие слова: «Перейдём Вислу и Варту, будем поляками! Дал нам Бонапарт пример, как надо побеждать».

Напомню, что это песня польских легионеров, сражавшихся в Италии, т.н. «Мазурка Домбровского», позже – государственный гимн Польши. Поэтому припев польского гимна следующий: «Марш, марш Домбровский с земли итальянской в Польшу. Под твоим началом соединимся с народом».
«Мазурка Домбровского» была гимном польских повстанцев в 1830 и 1863 гг., и борцы за независимость Речи Посполитой чувствовали духовное родство с генералом-колониалистом, каковым был Домбровский.

4) Легионерство – польское национальное явление колониального характера, властвовавшее над умами польской интеллектуальной элиты самого высокого ранга.

«Человек, написавший на революционных польских знамёнах «За нашу и вашу свободу!», и слово «вашей» поместивший перед словом «нашей» вопреки давней дипломатической логике, был носителем польского духа», - так отзывался о миссии польских легионов национальный герой Польши Адам Мицкевич.

Но в отличие от А. Мицкевича, будители других народов, например, тот же Христо Ботев, путь к свободе своей родины не пролагали через порабощение других народов.

Вывод: польское легионерское движение представляло собой вспомогательный военный инструментарий, используемый для усмирения народов, восстававших против колониального ига, будь то иго французское, венгерское, персидское или турецкое.

Сегодня, когда часть польской политической элиты, используя импульс 150-летнего юбилея восстания 1863 года, адресует народам Украины, Белоруссии, российского Северного Кавказа, а также Грузии, Армении, Азербайджана тезисы о благородной роли Польши в борьбе «за нашу и вашу свободу», необходимо придавать огласке внутренние механизмы такого явления, как польское легионерство. Нужно говорить о нелицеприятных фактах уничтожения польскими легионами независимости других народов от Гаити и Испании до Ирака и Бурятии.

Владислав Гулевич,
эксперт журнала «Международная жизнь»

Спорт в ограде «скотского хутора»
Александр Гончаров
Зарисовки о вырожденцах с претензиями от Аrguendi
Отдел информации
Учителя и ученые ждут перемен
Александр Гончаров
Варшава пытается вызвать у русских "колбасную болезнь"
Олег Горностаев
Константин Щемелинин
Николай Яременко
Трижды думать прежде, чем подавать информацию
Игорь Маняев
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования