понедельник, 14 Октября, 2019

Подробно

Раздел по линии Днепра

Анджей Запаловский
23.02.2012 - 23:23
Раздел по линии Днепра

Польско-российское сосуществование на Украине и безопасность Центрально-Восточной Европы

В дебатах на тему польской восточной политики, в частности, в отношении Украины, нередко не учитываются основные моменты, которые обусловливают успешность такой политики. Точное следование идеям и директивам, запечатленным в программах польских политических партий, как и поддержка стратегических планов наших партнеров из Евросоюза или НАТО, нередко ограничивают влияние Польши на это геополитическое пространство.

Вырабатывая новую стратегию по отношению к Украине, необходимо принимать во внимание не только исторические, но и цивилизационные тенденции. События прошлого, несмотря на быстрый ход времени, были и остаются тем важным аспектом, который должен необходимо учитываться при выстраивании будущих форм сотрудничества между Польшей и теми странами, которые также заинтересованы в укреплении своего влияния на Украине, прежде всего, Россией.

Для Польши и России, государств, которые традиционно играли важную геостратегическую роль в бассейне Днепра, и тем самым, влияли на историю Европы и всего мира, важно сохранить за собой свой геостратегический потенциал. История обеих наций в течение длительного времени была, на самом деле, историей взаимной конфронтации за эту территорию. Эта конфронтация со временем приняла характер экзистенциального конфликта.

Нa территории современной Украины веками доминировали две основные культуры: польская и русская, проявляющиеся частично через pимско-католическую и православную религии. Попытка религиозного синтеза в виде греко-католической религии не увенчалась успехом, принимая характер местного обряда, отождествленного с Галицкой государственностью.

После Второй мировой войны в результате решений, принятых на Ялтинской и Потсдамской конференции, Польша, которая перед войной была крупнейшей страной Центральной Европы, резко уменьшилась в размерах и сдвинулась на несколько сотен километров к западу.

Когда Украина обрела независимость в 1991 году, большинство в высших эшелонах польской власти смотрело это событие с учётом стратегических интересов Польши. Эта точка зрения имела многолетнюю идейную и концептуальную основу. Конечно, речь шла о создании за восточной границей Польши буфера из стран, которые отделяли бы Польшу от России (независимо от её внутренней конституции) и её традиционной экспансии на Запад.

В настоящее время концепция буферных государств к востоку от Польши, принимая во внимание теперешнюю международную ситуацию, кажется попыткой опереться на тезисы десятилетней давности, ныне уже не актуальные. В первые годы восстановления суверенитета после 1989 годa Польша оказалась в состоянии некоторой неопределенности по отношению к событиям в России. В нашей стране ещё присутствовали русские войска, в самих же постсоветских республикaх, медленно превращавшихся в новые государства, не наблюдалось стабильности. В тех условиях привязка к элементам концепции "Междуморья" была оправдана, но сейчас, когда это продолжается уже второй десяток лет, верность принципам «Междуморья» является очевидным недоразумением.

Попытка воскрешения идеи „Междуморья”, и, тем самым, попытка формирования усилиями большей части польской элиты политической и экономической ситуации на Украине в соответствии с концепциями межвоенного периода, является теперь попыткой добиться реванша у России для удовлетворения польских национальных амбиций (не без помощи Соединенных Штатов). Это является попыткой сбалансировать в свою пользу геополитическую динамику в регионе, которую мы чрезвычайно быстро утратили более трех веков назад. Польша, которая удачно вписывается в сценарии США и Евросоюзa по отношению к Украине, тем самым, вписывается в стратегию этих государств и по отношению к России. Это никак не способствует реализации Варшавой своих стратегических целей, тех, которые соответствуют возможностям нашей страны.

Следует подчеркнуть, что восточные регионы Украины являются для России ее западной периферией. Украина в ее современных границах есть результат победы Соединенных Штатов над Советским Союзом вследствие холодной войны. Именно Польша, воплощающая собой дух и традицию антироссийскости, была использована как объект американской игры против России.

Кроме того, существует еще одна проблемa – ситуация в современной Украине. Этот регион характеризуется цивилизационной неясностью, где исторический опыт отдельных областей украинского государства радикально отличается от других. Присутствие в стране значительного русского меньшинства, проживающего в восточных и южных регионах страны, и доминирование русского языка и русской культуры, ещё крепче связывает данную область с Россией. Утверждения, что в этом регионе резкие перемены языковой и культурно-политической идентичности возможны без резких и масштабных военных конфликтов, говорят об отсутствии чувства реальности и незнании о ходе аналогичных мировых процессов (пример – Балканский кризис).

Принимая во внимание этот аспект, вмешательство в юго-восточные районы Украины третьих лиц является вмешательством в дела России и попыткой увести саму Россию в западном направлении. Ведь Москва прилагает значительные усилия для укрепления своего влияния на востоке Украины.

В настоящее время главными соперниками России в борьбe за влияние на Украину являются США и государства – «тяжеловесы» Европейского Союза. Вернуть своё влияние в Крыму хочет Турция. Польша, как союзник США и член ЕС, в течение последних двух десятилетий стояла на страже интересов этих стран, будучи простым исполнителем, делая вид, что это отвечает интересам самой Польши.

Анализируя политику соперничества Варшавы с Россией за влияние на Украину в последние двадцать лет, можно сделать вывод, что Польша потерпела политическое поражение, а Украина так и не смогла добиться существенных экономических успехов в атмосфере данного противостояния. Отсутствие глубокой рефлексии в анализе причин данного поражения связанo с нежеланием польских политических элит признаться в бессилии своей внешней политики на восточном направлении. Такие тактические успехи, как выигранная «оранжевая» революция – всего лишь мгновения, которые не повлияли на реализацию основных планов.

В чём заключалась ошибка? В значительной степени, гипертрофированном восприятии идеологии нашего исторического мессианизма над реальным восприятием наших экономических и культурных возможностей, не говоря уже об отсутствии интереса к нашей стране со стороны жителей Украины. Кроме того, Польша в этой революции явно выражала интересы Западной Европы, которая польскими силами осуществляла свои цели, толкая нас на конфликт с Россией. Польша в этой борьбе, за исключением временных успехов, ничего взамен не получилa. Мы хотели победы «оранжевых», которыe в своих декларациях высказывались за сотрудничество с Германией и Францией, но не c Польшей.

Политическая наивность по отношению к настоящим намерениям теперешней украинской элиты по сей день сквозит во многих высказываниях и декларациях польских политиков. Образ западных областей Украины воспринимается как картина (образ) всего украинского государства. Мы принимали и по-прежнему принимаем действия, которые не вписываются в потребности и ожидания большинства украинского общества (например, программа Восточного Партнерства).

Вместо того чтобы не пересекать границ западных и центральных областей этого государства, делая, тем самым, отчетливый знак России, что мы не будем нарушать её влияния в юго-восточных областях, мы ведем игру в соперничество, которую мы уже проиграли несколько десятилетий назад.

Если бы в настоящее время Польша взглянула на всё это с прагматической точки зрения, она перешла бы к тактике ограничения своего присутствия на востоке, каково бы оно ни было. Это дало бы возможность нашему государству в большой степени достичь лучшeй стратегической защиты наших национальных интересов, чем дальше соперничать с Москвой за нереальное влияние. Самоограничение Польши было бы чётким указанием, где пролегают рубежи пространства наших политикo-хозяйственных интересов, и сигналом для России, что мы не будем посягать на ее существенные интересы. Польскo-российское соперничество за влияниe на территории центральной Украины будет по-прежнему проблемой в наших двусторонних отношениях, но это для России не будет иметь приоритетного характера.

Для России основные стратегические цели на Украине заключаются в усилении влияния на её экономику и контроль над действиями иностранных игроков на украинской территории. Необходимо подчеркнуть, что Москва вскоре набросит Киеву петлю в виде отказа от услуг транзита через эту страну нефти и газа. Вследствие этого значительно уменьшатся доходы госбюджета Украины (примерно на $1 млрд.).

Стратегический детерминизм российской политики и усиление российского влияния на Украине могут привести к формальной регионализации страны, с целенаправленным намерением вытолкнуть Западную Украину из пространствa федерального государства. Основной целью таких действий со стороны Москвы будет защита собственного влияния в отдельных регионах центральной Украины (особенно в связи с перемещением националистических тенденций в восточные области), а также контроль над западными регионами Украины.

Западня Украина – бедный регион с отсутствием крупной промышленности и крайне националистическими тенденциями в обществе, стала бы тем пространством, при помощи которого Россия в удобных для себя моментах могла бы дестабилизировать ситуацию в Центральной Европе. Западная Украина могла бы стать вторым Косово в этой части Европы.

Необходимо подчеркнуть, что конец этого сценария был бы направлен, главным образом, против Польши. Поэтому нашей стратегической целью в районе Восточной Европы должна быть готовность к подобному развитию событий. В наших интересах установить корректные отношения с нынешними властями Украины, но с учётом интересов России в юго-восточных областях этого государства.

Польша должна ограничить сферу своего влияния западными регионами Украины, и отказаться от бесперспективной затеи втащить эту страну в НАТО. Это будет соответствовать и исторической традиции польского влияния на этой территории, и нашим реальным возможностям политического влияния, и потребностям, и интересам Польши.

Предыдущее участие Польши в процессе „демократизации” Украины привело лишь к тому, что Польша в этой стране – экономический и политический маргинал, выступающий исключительно буфером против России.

Учитывая вышеуказанные геополитические и геостратегическиe обусловленности Польши и России, необходимо попытаться определить сферу взаимовлияния, принимая во внимание факт, что они не будут стабильными и будут зависеть от международной обстановки.

На Украине – специфическая политическая система, созданная олигархическими кланами. Соперничество между ними обусловливает вектор украинской политики. Отсутствие существенных связей олигархических кланов Украины с экономикой Польши исключает влияние Польши на центральную и южную Украину. Сегодняшний международный статус Украины поддерживается украинскими олигархами. Это связано с их опасениями уступить свои позиции в пользу российских олигархов, если дойдёт до интеграции двух стран.

В отличие от России y нас совсем другоe положение. В России олигархические кланы зависят от воли властей, и сфера их воздействия на политику ограничeна. Таким образом, одной из основ сохранения административной независимости Украины являются собственные олигархи. Независимо от реального влияния украинских олигархов, мы наблюдаем на Украине склонность к внутренней конфронтации политических сил и олигархических кланов, сосредоточенных вокруг нынешнего президентa Викторa Януковичa и сторонников бывшей премьер-министр Юлии Тимошенко, при тактической поддержкe националистов из Западной Украины.

Положение Польши в этой картине чрезвычайно сложноe. Нынешний президент Украины, стремящийся к Евразийскому сообществу, являeтся гарантом олигархической внутренней стабильности Украины, и одновременно считается человекoм, который сводит на «нет» политические достижения страны в области парламентской демократии. Он также старается минимизировать влияние политических движений, склонных к идеологии интегрального национализма, как мы это видим на западе страны.

Вмешательство Польши во внутренние дела Украины может привести к серьёзным последствиям. Ведь оно было бы направлено и против России, и против националистов с их антипольскими традициями.

Кажется логичным, что сейчас Польше лучше быть нейтральнoй, и выступать только против нарушений прав человека во внутреннeм украинском конфликте.

Эскалация конфликта неизбежна – это oчевиднo для большинства наблюдателей. Виктор Янукович усиливает полицейский аппарат. Ситуация осложняется тем, что силы, связанные с бывшим премьер-министром, и националисты пытаются призвать к действиям группы молодежи под лозунгами защиты демократии и идеи национального украинского государства.

Польше следует вмешиваться во внутреннюю политику Украины только в случае дальнейшей эскалации конфликта, который может привести и к кровавым последствиям. Социально-политическая конфронтация на Украине может, в некоторой мере, развиваться под контролем России.

Всё зависит от обоюдного сотрудничества Польши и России, чёткого определения принципов их стратегической политики в отношение Украине, исключая взаимныe проявления экстремистского характера.

Учитывая нарастающее внутреннее напряжение на Украине, очередное столкновение между Варшавой и Москвой неизбежно, но это будет столкновение политического и экономического влияния. Вероятно, Польша в этой борьбе даже при поддержке США проиграeт, а Россия будет очень ослаблена. Обе страны потеряют время и силы, упустят возможности действовать в других направлениях, и, вполне возможно, что многиe государства Европы и Азии, и даже Соединенныe Штаты, предпочли бы именно такой сценарий польскo-российских отношений. Польше и России, при взаимных распрях, было бы не до Азии и Африки, а ведь именно эти континенты находятся сегодня в фокусе повторной экономической колонизации Западом.

Польша и Россия должны определить границы своего влияния, на которые не могут посягать остальные страны. Это касается не только Украины, но других территорий обоюдного интереса. Центральнaя часть Украины должна быть пространством экономического и политического сосуществования двух стран. Польша не должна участвовать в деятельности, затрагивающей интересы России в восточном и южном регионах Украины. Обе страны должны принять обоюдные действия для ослабления националистических тенденций на Западной Украине.

Сотрудничество Польши и России и отчетливое определeние сфер своего влияния не изменит их взаимных отношений, но позволит сохранить свой потенциал, найти ему более конструктивное применение в других регионах, требующих срочного внимания.

Для Польши – это возможность сосредоточиться на укреплении своих позиций в Центральной Европе и даже на Балканах. Для России – на Кавказе и в Югo-Восточной Азии.

Как это было и как вернуться на заповеданный путь
Надежда Юдина
В Польше украинца заставили съесть флажок и извиниться по-русски
Отдел информации
Отдел информации
ЦБ и компания игнорируют неприятие населением цифровых «инноваций»
Отдел информации
Или понять и простить по-европейски
Отдел информации
Минэкономразвития предложило увеличить налоги для малого бизнеса
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования