суббота, 1 Октября, 2016

Подробно

Война. Что ждёт Россию?

Петр Розживин
06.02.2012 - 00:21
Война. Что ждёт Россию?

Война с Ираном, скорее всего, будет. Но удар по Ирану – это удар по России, и её интересам на Ближнем Востоке. Посмотрите, как ловко и настойчиво либеральная оппозиция, лижущая руки Вашингтону, «громко молчит» об этом, отвлекая внимание граждан истошными воплями о фальсификации прошедших выборов. Все эти «общечеловеки» отрабатывают мзду, и их задача – натравить своих на своих, а заодно не дать нашему обществу подумать о действительной, а не мнимой угрозе. Потому и держать наше общество в угаре антипутинской истерии.

Но вернёмся к Ирану. На данный момент у Москвы и Тегерана достаточно точек соприкосновения, чтобы представлять угрозу англосаксонским интересам в регионе. Времена, когда Россия и Иран стояли по разную сторону баррикад, как это было во время войны в Югославии, когда Тегеран снабжал оружием боснийских мусульман, прошли.

Обе столицы выступают за многополярный мир, настороженно относятся к «силовым упражнениям» Вашингтона в Афганистане, стремятся к роли региональных лидеров, что априори подразумевает возрастание напряженности с мировым гегемоном в лице Вашингтона.

Геополитическое присутствие России в Закавказье при сильном Иране более гарантировано, чем при Иране, во всём зависимом от Вашингтона. Подавив Иран, Белый дом не только окончательно зачистит регион «под себя», но и раздробит то, что удалось соединить России на постсоветском пространстве.

Иран без Ахмадинежада – это возможность для американцев выхода в Каспий (общие ресурсы нефти и газоконденсата оцениваются в 20 млрд. т.), давления на Туркмению, Казахстан, Армению, Азербайджан и воздействия на ситуацию на Северном Кавказе. Это значит, что группировка российских войск в Армении и военные объекты РФ в Азербайджане окажутся на переднем плане американо-российского военно-дипломатического противостояния, поскольку в появлении баз ВС США на иранской территории в случае подавления воли Тегерана к сопротивлению не приходится сомневаться.

Это не только приведёт к окончательному переформатированию Ближнего Востока в пользу США, но и послужит финальным аккордом долголетнего проекта по выстраиванию у южных рубежей России «санитарного кордона», аналогичного западному (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия). Южный «санитарный кордон» состоит на данный момент из Турции, Ирака и Афганистана. Иран – огромная брешь в этой засечной линии.

США на Каспии – это возможность оттеснения России от его берегов и перекрытие нам на южном фланге выхода к морю и закупоривание южного направления. Это позволит также более активно продвигать тему Великой Черкесии. А чего стесняться-то, коль главные опекуны этого проекта будут находиться вот, совсем рядом, на иранском побережье Каспия!

Джеймстаунский фонд, организация, связанная с ЦРУ, очень плотно занимается черкесским вопросом, и даёт совет российскому правительству: надо не русских возвращать на Кавказ и не кавказцев трудоустраивать в глубине России, а предоставить кавказцам возможность расселяться на Ставрополье, в Краснодарском крае, Калмыкии и Астрахани.

Беглого взгляда на карту достаточно, чтобы увидеть: Астрахань – портовый город на Каспийском море, расположенный на противоположной стороне от черноморского Сочи. Пространство между ними занимают как раз Ставрополье, Краснодарский край и Калмыкия. С фланга черноморско-каспийский коридор Сочи – Астрахань «подпирается» Карачаево-Черкесией, Кабардино-Балкарией, Северной Осетией и республиками, из которых русское население выдавлено практически полностью – Ингушетией, Чечнёй и Дагестаном. Эти республики, в свою очередь, соседствуют с Грузией Саакашвили, уже официально признавшей «геноцид черкесов», и Азербайджаном, отношения которого с Москвой складываются не гладко.

Если геополитические грёзы американцев сбудутся, и русских удастся выдавить из республик Северного Кавказа и прилегающих к нему территорий полностью, то «сухопутный мост» между Чёрным и Каспийским морями погрузится в хаос, а Россия будет отброшена до Ростова и Волгограда, откатившись сразу от двух морей – Каспийского и Чёрного. В такой ситуации Каспий под контролем США – немаловажная деталь.

Как указывает в своей статье «Иранская головоломка» Леонид Савин, «США имеют в Персидском заливе 40 тыс. военнослужащих, на восточном фланге Ирана в Афганистане находится еще 90 тысяч плюс еще несколько тысяч персонала поддержки в других азиатских странах. Силы немалые, но и с такими силами Соединённым Штатам контролировать эскалацию конфликта будет нелегко. Как пишет Колин Кахл в «Foreign Affairs», нет полной уверенности в том, что Вашингтон сможет выиграть эту войну в операционном смысле. Сохранение статус-кво работает против США. По мнению разведывательно-аналитического центра «Стратфор», если «Башар Асад удержится у власти, и ситуация в соседнем Ираке будет той же, то Иран сформирует реальность, которая будет определять политику региона. Соединенные Штаты не имеют большой и эффективной коалиции, которая бы сплотилась в случае войны… У США есть только Израиль...».

Для Москвы же союз с Ираном – это ещё и возможность влиять на ситуацию в Афганистане. Тегеран, как и Москва, поддерживал представителей Северного альянса, хазарейцев, афганских таджиков и узбеков. Вашингтон подчёркнуто выступал покровителем пуштунских племён – основного костяка движения «Талибан». Значение иранского фактора в афганской проблеме уже сейчас снизилось из-за американских угроз «наказать и проучить» Тегеран, хотя до недавнего времени лидеры Северного Афганистана ориентировались на Иран.

В статье «Иран – Каспий: путь к глобальному проекту» главный редактор журнала «Международная жизнь» Армен Оганесян отмечает: «В исследовании причин финансового кризиса, проведенного по заказу Министерства обороны США и по поручению президента Обамы, говорится, что "шоковые удары по глобальной экономике" могут обернуться катастрофой для США. Результатом таких катастроф могут стать "падение жизненного уровня населения... нестабильность и утрата американского влияния за рубежом».

Потери мировой экономики от кризиса разрушительной силы оцениваются в $50 трлн., из которых одна треть пришлась на США. Для сравнения: экономический ущерб, который все страны мира понесли в результате Второй мировой войны, составил $1,3 трлн., а затраты на все войны, которые США вели за свою историю, оцениваются в $6,9 трлн. Чтобы восполнить столь глобальные потери, необходим не менее глобальный проект. Иран – ключ к Каспийскому региону. В свою очередь, Каспийский бассейн – это третий по масштабам резервуар энергоносителей в мире и одновременно сплетение международных энергетических коммуникаций.

«Стратегическое господство над этой зоной, - писал Збигнев Бжезинский, - пусть даже замаскированное соглашениями о сотрудничестве, было бы определяющим с точки зрения "мировой гегемонии" преимуществом». Это взгляд с американского берега. С точки зрения глобальной экономики, «нефть Каспийского бассейна – по признанию западных экспертов – может иметь такое же значение для индустриального мира в ХХI веке, какое сегодня имеет нефть Персидского залива».

Так что иранцев будут убивать за нефть и важное стратегическое положение их страны. Будет ли Россия оставаться безучастной? Хотелось бы надеяться, что нет.

Александр Гончаров
Владислав Гулевич
Кого убил инок Пересвет?
Епископ Митрофан (Баданин)
Слово на день рождения Русского Государства
Алексей Сокольский
Бутафория следствия по делу Боинга МН17
Иван Острогожцев
Последствия педофильской выставки в столице России
Николай Севостьянов
Физические и духовные извращенцы терроризируют Украину
Виталий Трифонов
Ответ фальсификаторам из компании Э.Хиггинса
Виталий Колесников
Борис Джерелиевский
Крым как лакмус дружбы с русским народом
Константин Щемелинин
Родник фекалий о штурмовых гранатах
Максим Купинов
Как проректор московского вуза проводил больничный на Кипре
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования